Ассоциация "Северная археология"
По вопросам обращайтесь: 
Константин Карачаров 
 
Новое на сайте 
О нас 
Наши партнеры 
Инструкции и пособия 
Публикации 
Искусство Севера
эпохи железа
 
Наши проекты 
Архивы 
Наши экспедиции 
Форум 

Национальный  фонд «Возрождение Русской Усадьбы»
Rambler's Top100


<< Назад

Раскопки селища Нёх-урий 5.1 в Нижневартовском районе

Елена Данилова
Ассоциация "Северная археология"

     В 2010 г. экспедицией ассоциации «Северная археология» были продолжены работы по изучению древностей бассейна р. Аган. Охранно-спасательными раскопками был изучен аварийный участок селища Нёх-урий 5.1, расположенного в окрестностях г. Покачи (Нижневартовский район ХМАО – Югры). Работы осуществлялись в рамках программы ТПП «Покачевнефтегаз» ОАО «ЛУКойл – Западная Сибирь» «Обеспечение сохранности объектов культурного наследия в зоне существующих хозяйственных объектов».

     Селище занимает западную часть узкой песчаной гривы, расположенной приблизительно в 2 км к ССВ от основного русла Агана. По его территории проходит ЛЭП, крупноствольный лес вырублен. К западу от ЛЭП имеются значительные нарушения почвенного покрова, колеи от тяжелой техники. Ближе к центральной части селище разрушено траншеей трубопровода. В самой траншее и по верхушке вала дерн не сформировался, кое-где поросла трава. К западу от вала на ширину до 16 м срезан верхний слой почвы, часть объектов культурного наследия, по всей видимости, повреждена или уничтожена.

     Раскоп был заложен в створе коридора коммуникаций, видимых на поверхности объектов зафиксировано не было. Однако, в ходе раскопок, в переотложенных слоях, в том числе в траншеях трубопроводов были найдены артефакты, а на участках, примыкающих к траншеям, под переотложенным слоем, зафиксирован углубленный объект. Всего раскопками изучено 2068 кв. м, вскрыто пять объектов (№№ 6-10).

     Объект 6 — остатки углубленной постройки прямоугольной формы размерами 5,4х3,5 м, окруженной обваловкой. На поверхности не фиксировался, обнаружен под слоем переотложенного песка. С СВ стороны объекта зафиксирован выход в виде прямоугольного выступа размерами 0,35х0,8 м. Пол объекта выявлен на глубине 25-30 см от древней поверхности. Очага в объекте не обнаружено.

     Объект 7 — остатки удлиненной площадки, состоящей из двух частей. Объект практически полностью уничтожен траншеями трубопроводов, зафиксирован только по характерным внешним ямам. Объект вытянут по линии север-юг. Северная площадка объекта имела подквадратную форму со сторонами около 11 м и примыкала к склону гривы. Южная площадка овальная размерами 20х11 м. В центральной части южной площадки зафиксирован очажный слой — бурая супесь с углем, кальцинированными костями и мелкими угольками. Ямы, окружающие объект, глубокие, до 1 м, удлиненной формы. Ширина ям вверху достигает 1,5 м, к низу сужается до 0,2-0,25 м.

     Объект 8 — остатки наземной постройки овальной формы размерами 12х9 м. Примыкает к южной площадке объекта 7 и может составлять с ним единый комплекс. В центре объекта зафиксирован очаг. С северной и восточной сторон объекта присутствуют неглубокие внешние ямы.

     Объекты 9 и 10 примыкают друг к другу и являются остатками построек округлой формы диаметром около 9 и 6 м соответственно, окруженных цепочкой ям. Все ямы преимущественно овальной формы. Размеры ям колеблются от 0,8х0,4 м до 3х1,5 м. Культурный слой, объектов сильно оподзолен и частично срыт тяжелой техникой. В объекте 9 он насыщен артефактами, в объекте 10 напротив, артефактов не обнаружено.

     Хронологически все раскопанные объекты относятся к раннему железному веку (васюганский этап кулайской археологической культуры VI – II-I вв. до н. э.).

     Помимо основного комплекса, в слоях памятника были обнаружены находки, типологически относящиеся к бронзовому веку (середина II тыс. до н. э.) и не связанные с конкретными объектами. Они залегали в слое желто-серого песка под объектами 7 и 8, а так же на склоне гривы.

     Коллекция артефактов, собранная в ходе раскопок, насчитывает около 3000 предметов. Это фрагменты керамических сосудов, тиглей, каменные орудия, а также камни без видимых следов обработки или сработанности.

     На памятнике было обнаружено большое количество отходов литья: капли, сплески, аморфные обломки бронзы, это свидетельствует о том, что население активно занималось металлообработкой. С целью установления возможных вариантов рецептур и местонахождения исходного рудного источника, был определен химический состав трех образцов (Табл. 1).

     В двух образцах количественный состав сплава не дал в сумме 100%, так как анализировались продукты коррозии.

     Во всех образцах основой сплава является медь. Выделяется как минимум два типа сплава: «чистая» медь и оловянная бронза. Так, образцы №2 и №3 являются «чистой» медью, поскольку незначительные примеси не могут претендовать на роль искусственных лигатур и, вероятнее всего, попали в металл случайно. В литературе, так же отмечается, что «чистой» медью, принято считать сплав, содержащий менее 0,7% олова [Троицкая, Галибин, 1983, с. 40]. Образец №1 содержит 12,3% олова, что, естественно, не является случайным, этот химический элемент был добавлен в сплав преднамеренно для изменения качеств металла. Ряд исследователей полагает, что на территории Западной Сибири «чистая» медь шла на изготовление орудий и оружия, а оловянные бронзы больше использовались для изготовления украшений и предметов культового характера [Троицкая, Галибин, 1983, с. 37; Кузьминых, 2001, с 147]. Однако, данный факт может быть оспорим, так как в реальности анализу подвергалась лишь малая часть предметов с указанной территории.

     Бассейн р. Аган удален от основных горно-металлургических центров, таких как Урал, Казахстан, Средняя Азия, Саяно-Алтай. Вопрос установления источника поставки металла на данном этапе исследования может быть решен только на основе сопоставления химического состава образцов с данными с других памятников. Так, образцы, с похожим химическим составом, содержащие олово и свинец исследователи чаще всего связывают с Саяно-Алтайским горно-металлургическим центром [Кузьминых, 1993, с 122; Кузьминых, 2001, с 148; Черных, Кузьминых, 1989, с 165-175].

     Таким образом, в 2010 г. в процессе аварийных раскопок селища Нёх-урий 5.1 выявлен крупный металлургический комплекс бассейна р. Аган периода раннего железного века (вскрыто пять объектов, не фиксирующихся на поверхности) и обнаружены находки бронзового века.

     В методику раскопок нами были внесены ряд изменений:

     – успешно опробована технология раскопок «квадратно-гнездовым» методом, суть которого заключается в том, что вскрытие культурного слоя на памятнике осуществляется небольшими участками в шахматном порядке, при этом грунт выбрасывается на соседние квадраты. Использование такого метода позволяет одновременно вскрывать большие площади, не перетаскивая отвалы, а параллельно консервируя уже отработанные участки и что самое важное — не оставлять бровки.

     – активная полевая консервация позволила сохранить большое количество артефактов, в основном фрагментов керамических сосудов и один целый сосуд. Благодаря опыту, полученному на семинаре по полевой консервации (Екатеринбург, 2010), применялась фиксация предметов на крахмал и на марлю; кроме того использовались мокрые монолиты с изготовлением чехлов из гипсовых бинтов.

     – в процессе раскопок, помимо обычной коллекционной описи для фиксации находок, велись специальные блокноты для фиксации планов, профилей и дополнительных разрезов. В специально расчерченные графы таблицы вносились все данные о текущей фиксации (уровень, участок, фотографии, данные тахеометра и т. п.). Ежедневно данные записи переносились в компьютерную базу данных, связанную с подпрограммой визуализации. По заданным координатам в ней вычерчивался план раскопа, на котором автоматически отмечалась каждая фиксация. Достоинствами данного метода записи фиксаций являются высокая проверяемость, наглядность, систематизация и быстрый поиск нужной информации.

     Литература:
     Кузьминых С. В. Евразийская металлургическая провинция и цветная металлообработка раннего железного века: проблема соотношения // Археологические культуры и культурно-исторические общности Большого Урала. — Екатеринбург: ИИА УрО РАН, 1993. — С. 119-122.
     Кузьминых С. В. Цветной металл холмогорской коллекции. Приложение 3 // Зыков А. П., Федорова Н. В. Холмогорский клад: Коллекция древностей III-IV веков из собрания Сургутского художественного музея. — Екатеринбург: ИД «Сократ», 2001. — С. 146-150.
     Троицкая Т. Н., Галибин В. А. Результаты количественного спектрального анализа предметов эпохи раннего железа Новосибирского Приобья // Древние горняки и металлурги Сибири: Межвузовский сборник научных статей. — Барнаул: АГУ, 1983. С. 35-47.
     Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Древняя металлургия Северной Евразии (сейминско-турбинский феномен). — М.: Наука, 1989. — 320 с.



<< Назад