Ассоциация "Северная археология"
По вопросам обращайтесь: 
Константин Карачаров 
 
Новое на сайте 
О нас 
Наши партнеры 
Инструкции и пособия 
Публикации 
Искусство Севера
эпохи железа
 
Наши проекты 
Архивы 
Наши экспедиции 
Форум 

Национальный  фонд «Возрождение Русской Усадьбы»
Rambler's Top100


<< Назад

ПО СЛЕДАМ ПЕСЕННЫХ ЛЮДЕЙ

Автор:
К. Г. Карачаров
Опубликовано:
Бахлыковские чтения-2003: Материалы науч.-практ. конференции, посвященной 70-летию угутского просветителя Петра Семеновича Бахлыкова, (22 янв. 2003, с. Угут). - Сургут: ГУП ХМАО "Сургут. тип.", 2003. - С. 53-58.

     Работая на территории Севера Западной Сибири, многие исследователи сталкивались с существованием у коренных жителей (обских угров) преданием о неком народе, населявшем эту территорию до них. Название этого народа довольно устойчиво у разных групп. Как правило, его называют Ар-ях и переводят на русский язык как "Песенные люди", "Народ, о котором поется в песнях", реже - "Многолюдный народ" [ПМА]. Иногда как синоним названию "Ар-ях" приводят термин "Монть-ях", то есть "Сказочные люди" или "Люди о которых говорится в сказках".

     Что же это за народ: плод народной фантазии или реально существовавшее этническое образование?

     В настоящей работе не предлагается законченное решение, в ней лишь излагаются некоторые мысли по этому поводу. Кроме того, представляются два археологических памятника, приписываемые легендарным Ар-ях, расположенные на р. Малый Юган.

     Еще в начале XX века Л. Р. Шульц отмечал, что умение "обрабатывать металлы и выделывать гончарную посуду…, сооружение городищ и могильников… предание, общераспространенное среди всех остяков, приписывает народу Ар-ях, который остяки определенно отличают от своих предков Ханда-ях".

     "Против единства ар-яхов и остяков, - свидетельствовал Л. Р. Шульц, - говорит и то, что на городище-могильнике около Кинтусовского озера (ныне оз. Сырковый Сор у пос. Салымс), среди черепов брахио и суббрахиокефальных, какие у современных остяков, находят долихокефальные, какие у остяков не встречаются. О том, что этот могильник служил раньше местом погребения ар-яхов, а позже остяков, говорит также предание среди жителей юрт Кинтусовых". [Шульц, 1924, с. 170].

     Устная традиция наделяет людей Ар-ях необычайно высоким ростом. Особый интерес, в этой связи, вызывают данные, приведенные Кунгурской летописью: "И идоша до городка Табаринца Бия, и ту бой на малые часы, потому что Ермакъ не становился долго и ворочатся за ясаком - что мимоходом урвалъ, то и наша добыча. И ту убиша богатыря две сажени высоты и хотьша жива свьсти с собою, но не далъся - ухватом человек десять загребьт и давитъ, и того застрелиша на чюдо" [ЛСКК, с. 578]. Скептическое отношение к этому фрагменту летописи, где, по мнению некоторых историков, "…баснословие изобрело еще гигантов между карлами вогульскими (ибо жители сей печальной земли не бывают ни в два аршина ростом)" [Карамзин, 1993, с. 161-162], не кажется оправданным. Ведь устная и летописная традиции часто используют гиперболы. Так ни кому не кажется фантастическим гигантом человек, в отношении которого использована гипербола "косая сажень в плечах" или "двухсаженный верзила". Косвенно в пользу правдивости самого сюжета об осаде Таборинского городка, говорит и тот факт, что этот поход ермаковцев не был сколько-нибудь удачным. Этим во многом можно объяснить отсутствие этого фрагмента в других летописях.

     Упоминание о неком высокорослом северном народе мы находим и в более ранних источниках, так в "Книге Ахмада ибн-Фадлана" о путешествии на Волгу в 921-22 гг. есть фрагмент, описывающий великана из некой северной страны Яджудж и Маджудж, расположенной на берегу моря [Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу, 1939, с. 75-76].

     В последние годы больше стали внимания уделять исследованиям человеческих останков из могильников, раскапываемых на севере Западной Сибири. Было отмечено, что в могильниках IX-XI вв. часто встречаются останки высокорослых людей. Рост взрослых мужчин нередко превышает 160 см, а иногда и 175 см.

     Таким образом, перед нами блестящее подтверждение данных фольклорных и письменных источников, которые в значительной мере дополняя друг друга, говорят о том, что Север Западной Сибири некогда был заселен высокорослым населением, которое сменили низкорослые группы современных обских угров.

     Здесь следует отметить некий парадокс. Одной из парадигм современной физической антропологии является схема, по которой в лесной зоне формируются низкорослые расы (расовые типы). То есть, попадая в лесную зону, группы населения через несколько поколений должны измельчать, стать низкорослыми, что является фактором адаптации человека, как биологического вида к условиям внешней среды. Конечно, это происходит не вдруг и заметным становится после смены многих поколений и может занять несколько столетий.

     Суммируя все выше сказанное, можно предположить, что и легендарные Ар-ях, так же как и сменившее их современное угорское население, были пришельцами в лесную зону Западной Сибири. Сложно пока однозначно сопоставить "песенных людей" с современными этническими образованиями. Однако наличие на рассматриваемой территории самодийских топонимов, а так тот факт, что лесные самодийцы, например, ненцы являются более рослыми (по сравнению с хантами), склоняют чашу весов в пользу версии самодийской принадлежности Ар-ях.

     Обращаясь к материалам с территории бассейна р. Юган следует отметить, что здесь чаще, чем где бы то ни было, мы сталкивались, с упоминанием Ар-ях. Следы их пребывания зафиксированы и на Большом Югане, например, городище Ар-ях-вочш-волтэ (Развалины городка песенных людей) у деревни Таурово, и на Малом Югане.

     В особенности хочется отметить данные, собранные на Малом Югане1.

     Здесь сохранилось предание о том, что до прихода на Малый Юган хантов реку населял народ Ар-ях2. Люди эти отличались высоким ростом. Отмечая это, информаторы применяли эпитеты "в пол лесины высотой", "метра два ростом", "великан", "примерно как ты, только повыше". Они не отличались воинственностью (каких-либо столкновений с ними в услышанных нами преданиях не отражено). "Весь этот народ вымер", последние два его представителя жили среди хантов. "Великанов-инородцев" часто приглашали участвовать в битвах. Не смотря на отмечаемое отсутствие воинственности, Ар-ях были сильными и искусными воинами, в сражениях "стоили десяти обычных человек". Особо отмечается, что они были "беспупыми" - деталь, подчеркивающая необычное, возможно, божественное происхождение.

     Среди множества следов пребывания на Малом Югане "песенных людей" рассказчиками особо отмечалось два места в районе юрт Каймысовых на р. Малый Юган - два городища, сооружение которых приписывается этому легендарному народу. Эти объекты традиционно четко отделяются от укреплений, построенных "народом" Тоон-ях (людьми Тоньи) или Ягун-ях, то есть непосредственным предкам современных групп хантов, населяющих Юган.

     Интересно отметить, что по преданию один из этих городков - "Вочш-волтэ-пай" (Развалины города остров) был насыпан посреди болота - "песок таскали, насыпали крепость".

     В 2000 году Восточно-хантыйская международной экспедицией, возглавляемой Э. Вигетом, профессором государственного университета Нью-Мексико, директором центра "Наследие", США и научным консультантом Госкомсевера РФ О. Э. Балалаевой проводились работы в бассейне Югана. Автору настоящей работы представилась возможность побывать на р. Малый Юган и на упоминавшихся памятниках.

     Городище Вочш-волтэ-пай находится в 3,6 км к ЮВ от юрт Каймысовых, в 117 км к ВЮВ от пос. Угут. Оно расположено в правобережье р. Мал. Юган, в глубине небольшого верхового болота, приблизительно в 650 м от реки. Городище представляет собой небольшое овальное возвышение (холм) размером 24х27 м. Высота холма около 2 м, склоны крутые. Его окружает относительно сухая полоса шириной 4-8 м. Весь этот островок занят высокоствольными кедрами.

     Площадка городища имеет размеры 14,5х20 м. На ней было зафиксировано 4 впадины, расположенные симметрично вдоль края городища. Размеры впадин - 5-6х5,5-8 м, глубина - 0,2-0,3 м.

     При осмотре и зачистке обнажений было установлено, что культурный слой составляют чередующиеся слои темно-серой гумусированной супеси мощностью от 3 до 21 см - не менее 6 слоев (в них встречаются фрагменты бересты, древесный тлен, уголь); слои и линзы светло-желтой супеси мощностью до 26 см. Общая мощность культурного слоя достигает 110-130 см. Снизу культурный слой подстилает торф мощностью 3-16 см; ниже идет подзол, мощностью 1-3 см; материковое основание - желто-коричневая супесь.

     Выявленная стратиграфия подтверждает устную информацию об искусственном (насыпном) происхождении холма. Наличие в основании торфа, говорит о том, что он действительно был насыпан на болоте. Высота холма до 2 м, видимо, сложилась из насыпной части и из того, что вокруг насыпаемого холма выбирался грунт для его подсыпки. Это подтверждается и тем, что холм окружен не заболоченной хорошо дренируемой полосой и полосой очень сырого болота (полоса в которой грунт был выбран на наибольшую глубину).

     В период функционирования укрепление, скорее всего, представляло собой единую постройку, состоящую из четырех помещений-"клетей" под одной общей крышей и с единой внешней стеной. Судя по крутизне, склоны были укреплены, не исключено, что внешняя стена начиналась от подножия насыпанного холма.

     Кроме фрагментов бересты, обожженных кусков глины на городище были найдены кости лося (2 особи), северного оленя (2 особи) и кость глухаря3. По ним была получена радиоуглеродная дата - 765±40 лет4, то есть, учитывая калибровку, городище, скорее всего, датируется в пределах второй половины XIII в.

     Второй памятник выявлен в левобережье, в 2 км к югу от городища Вочш-волтэ-пай, вверх по течению. По информации братьев Каймысовых "здесь было основное поселение ар-ях". Кроме городища здесь расположено селище, возможно, составлявшее с ним единый ансамбль. Оба объекта находятся на небольшом треугольном холме, на краю верхового болота. Общая площадь комплекса составляет около 2800 кв. м

     В северной части, где терраса образует длинный вытянутый мыс, находятся остатки укрепления (городище Каймысовы 1.1). Размеры площадки городища 15х16 м, она ограничена склонами террасы и рвами, которые на склонах переходят в дренажные(?) канавки. С северо-востока ров имеет ширину около 2 м и глубину до 0,5 м, с юго-запада он достигает 6 м в ширину и 1 м в глубину. Площадка имеет форму близкую к трапеции, На ней зафиксированы три прямоугольные впадины размером 3,5х5 м; 3х3,5 м и 3х4,5 м, глубиной 0,2-0,5 м. Одна из них расположена почти в центре, несколько ближе к СВ части, а две другие - у ЮЗ края, вдоль рва. Впадины соединены небольшими, едва заметными канавками (проходами). С внешней стороны юго-западного рва зафиксированы 2 впадины - остатки построек, которые, возможно, были связаны с системой обороны (остатки ворот или входной башни?). Укрепление, как и в случае с городищем Вочш-волтэ-пай, скорее всего, представляло собой единую постройку типа башни или терема.

     Датировка городища затруднительна, т. к. нет находок. Однако по внешним признакам (устройству обороны и планировке) оно чрезвычайно похоже на городище Больничное, на Большом Югане у пос. Угут, где П. А. Бахлыковым был найден серебряный сосуд [Карачаров, 2000], котрый может быть отнесен к произведению золотоордынской торевтики. Исходя из этого, можно предположить, что время функционировании обоих городищ укладывается в период XIII-XV вв. н. э.

     В 50 к ЮЗ от городища зафиксировано 7 впадин (селище Каймысовы 1.2). Они вытянуты в линию вдоль южного склона. Расстояние между соседними впадинами - от 1 до 9 м. Все впадины четырехугольные размером от 2,5х3,5 м до 4х6,5 м.



     Безусловно, Ар-ях лишь небольшой эпизод в истории заселения и этногенеза на севере Западной Сибири. Однако возможность сопоставления данных фольклора с археологическими материалами делает этот сюжет одним из наиболее интересных. В этой связи живость устных традиций на Югане, хорошая сохранность археологического наследия во многом могут помочь пролить свет на историю заселения не только этой локальной территории, но и всего севера Западной Сибири, а также наполнить археологический материал пусть мифологизированными, но, тем не менее, фактами событийной истории, отражающими политические и социальные коллизии прошлого.


1 Административное положение: Ханты-Мансийский Автономный округ, Сургутский район. Река расположена в южной части Среднеобской низменности и впадает справа в р. Большой Юган, левый приток Оби.
2 Записано в 1999-2000 гг. со слов Василия Михайловича Каймысова (1960 г. р.) и Николая Михайловича Каймысова (1974 г. р.) - юрты Каймысовы, р. Малый Юган.
2 Определение н.с. к.б.н. П. А. Косинцева, ИЭРЖ УрО РАН.
2 Определения ст.н.с. к.г.-м.н. Л. А. Орлова, ИГ СО РАН (образец - СОАН-4525).




Литература:

Карамзин Н. М. История государства российского. Т. IX-XII. - Калуга: Золотая ветвь, 1993.
Карачаров К. Г. Отчет о НИР: Рекогносцировочное археологическое обследование верхнего течения реки Большой Юган от юрт Ларломкиных до юрт Каюковых в Сургутском районе ХМАО в 1999 году. - Екатеринбург: ИИА УрО РАН, 2000.
Карачаров К. Г. Отчет о НИР: Рекогносцировочное археологическое обследование среднего течения реки Малый Юган от юрт Каймысовых до юрт Сурламкиных в Сургутском районе ХМАО в 2000 году. - Екатеринбург: ИИА УрО РАН, 2001.
Летопись Сибирская краткая Кунгурская // Памятники литературы древней Руси. XVII век. Книга вторая. - М.: Художественная литература, 1989, с. 575-582.
Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. [Перевод и комментарии А. П. Ковалевского.] - М-Л.: Изд. Академии наук СССР, 1939. (цитируется по http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/fadlan.htm)
Шульц Л. Р. Салымские остяки (из материалов к этнографии южных остяков)// Записки Тюменского общества научного изучения местного края, вып. 1. - Тюмень, 1924, с. 166-199.


<< Назад