Ассоциация "Северная археология"
По вопросам обращайтесь: 
Константин Карачаров 
 
Новое на сайте 
О нас 
Наши партнеры 
Инструкции и пособия 
Публикации 
Искусство Севера
эпохи железа
 
Наши проекты 
Архивы 
Наши экспедиции 
Форум 

Национальный  фонд «Возрождение Русской Усадьбы»
Rambler's Top100


<< Назад

ШАМАНСКИЙ БУБЕН
(по материалам аганских хантов)

Автор:
А. А. Гагарин
Опубликовано:
Угры. Материалы VI-го Сибирского симпозиума "Культурное наследие народов Западной Сибири" (9-11 декабря 2003 г., Тобольск). - Тобольск, 2003. - С. 305-308.

     Вопрос о появлении традиции изготовления бубна на Агане остается открытым. Один из аганских ненцев утверждал: "Шаманить хантов мы научили, до этого у них в основном медвежьи пляски были, а ненцы сюда бубен привезли. Раньше бубны из китовой шкуры делали, а тут из оленьей начали" (В. Т. Айваседа, р. Аган, п. Варьеган). Для поиска ответа на этот вопрос рассмотрим бубны, используемые шаманами ближайших соседей аганских хантов.

     На Вахе был распространен овальный бубен размерами 70х73х10 см. Такие бубны снабжались двенадцатью резонаторными столбиками, у них была продольная рукоять, украшенная прорезями и вырезами. По классификации Прокофьевой, такой бубен относится к саяно-алтайскому варианту южно-сибирского типа. Достаточно часто подобные бубны снабжались Y-образной рукоятью в виде естественной деревянной развилки [Кулемзин 1976:87].

     На Васюгане местными шаманами применялся яйцевидный бубен, обтянутый шкурой оленя, размером 76х62х12см, имеющий 16 резонаторных столбиков, через которые пропускались две бечевки. Держали бубен за железную крестовину, украшенную на концах головами змей. Крестовина крепилась к бубну при помощи кожаных ремешков. Такой бубен достаточно часто разрисовывался и иногда украшался двумя фигурными железными скобами и тремя подвесками в виде луков и стрел. По классификации Прокофьевой он относится к эвенко-якутскому варианту шаманских бубнов [Кулемзин 1976:80-83].

     На Васюгане существовал еще один тип бубна. Большой и круглый бубен имел колокольчики, прикрепленные к внутренней стороне обечайки по 7 штук слева и справа. Снаружи, напротив каждого колокольчика, к обечайке была пришита пуговица. Удары колотушки по пуговицам вызывали звуки разных высот. Такой бубен не имел рукояти и вешался на шею наподобие барабана [Кулемзин 1976:86]. На Васюгане существовал также тип бубна, который характерен и для аганских хантов.

     На Агане этот бубен выглядит следующим образом. Шкура оленя, вымоченная в воде, натянута на каркас - черемуховый обруч размером в семь пядей. Каркас этот соединен стойками (21 штука) длиной в четыре пальца с обечайкой - внутренним обручем из кремлевого кедра шириной в ладонь. Стойки эти вставляются в просверленные в обечайке отверстия, образуя резонаторные столбики лаппи, в количестве 21. Столбики не должны торчать из обечайки, и для этого обрезаются. Шкура обрезана и пришита к обечайке, для чего на шкуре сделаны небольшие разрезы. Перед пришиванием на внутренней стороне обечайки мастер делает три зарубки, обозначающие богов: Торум (Верховный бог), Торум пох (сын Торума), Чет кот тавы ики (Бог, объезжающий небо на коне и смотрящий за делами людей). Рукоять аганских бубнов сделана из естественной развилки дерева и имеет Y-образную форму. Рукоять примотана к обечайке шнурами из оленьей шкуры таким образом, что по центру разъема вил располагается один из резонаторных столбиков. За счет неправильной формы черемухового каркаса хантыйскому бубну придана овальная форма, чтобы он напоминал человеческое лицо (верхняя часть несколько шире нижней). Бубен аганских ханты никак не окрашен и ничем не наполнен.

     Колотушки к бубнам у хантов гнутые, сделаны из дерева и обмотаны в рабочей части шкурой оленя. Не имеют никаких орнаментов и украшений. Иногда колотушка снабжается ременной петлей из шкуры оленя, примотанной к рукояти для удобства удержания. Такой тип бубна характерен также для юганских хантов [Кулемзин 1976:93].

     Таким образом, бубны подобного типа существуют, по крайней мере, у трех групп хантов (Васюгана, Югана и Агана), бубны ваховских хантов имеют идентичную рукоять. Иные типы бубнов, зафиксированные у данных групп хантов, судя по всему, являются заимствованиями у соседей. Что же касается общего для всех трех групп типа, чьей основной отличительной чертой является Y-образная форма рукояти, четко прослеживающегося в исследуемой местности, то отсутствие рисунков указывает на его хантыйское происхождение [мнение Карьялайнена приводится по: Кулемзин 1976:86]. На архаичность подобного типа бубнов указывает отсутствие каких-либо внешних украшений. Учитывая к тому же его повсеместное распространение, можно предположить, что такой тип является исконным для васюганских, юганских и аганских хантов, а, возможно, и для всего хантыйского населения Сибири. Скорее всего, в данном регионе мы имеем дело не с отсутствием единого типа бубна, свойственного слаборазвитому шаманству, как считает В. М. Кулемзин [Кулемзин 1976:133], а с активным освоением хантами типов бубнов ближайших соседей, что могло быть следствием повсеместной для Сибири веры в превосходство шаманов соседних племен над своими собственными.

     Большая половина свидетельств XIX и первой половины XX в. рисуют хантыйских шаманов с неким подобием домбры в руках [Кулемзин 1976:93]. Встречались подобные инструменты и на Агане, но вот описаний использования их местными шаманами здесь мне слышать не приходилось даже на уровне легенд.

     Основным инструментом аганского шамана (чирт) является бубен. Именно бубен упоминается почти всеми местными информаторами в связи с шаманскими ритуалами. Особая роль бубна подчеркивается, прежде всего, достаточно сложной обрядностью, связанной с его изготовлением. Остановимся на этом вопросе подробнее.

     Делать бубен должен человек, не связанный с родом шамана, тем более нельзя делать бубен для себя самого, поэтому для данного процесса нанимается специальный мастер. Иногда созданию бубна предшествует жертвоприношение на священном месте, где для этой цели забивается семь оленей. Шкура одного из них отдается мастеру и используется в дальнейшем для создания бубна. Изготавливается бубен обычными бытовыми инструментами, что занимает у опытного мастера две, а с учетом времени на заготовление материала - три полные недели.

     После того, как бубен готов, наступает черед символического выкупа бубна заказчиком. При этом обе стороны обязательно торгуются. Когда-то даже существовал набор необходимых для акта торговли фраз, которыми обменивались мастер и покупатель, пока не сговаривались на какой-то символической цене, которая и служила мастеру платой за создание бубна.

     На этом роль мастера не была исчерпана. Он идет в дом заказчика, где происходит важнейший во всем процессе создания шаманского бубна ритуал лекот верт - 'прокладывание дороги бубну'. В доме растапливается печь, мастер берет старый бубен, а покупатель - новый, и начинают одновременно бить в них. Считается, что шаманская сила при этом переходит от старого, отслужившего свое, бубна, к новому. Так новоявленный шаман получает помощника в своем нелегком пути.

     Многие народы одухотворяли бубны своих шаманов, наделяя их самостоятельным существованием, считая их главным инструментом шамана, основой шаманских сил. В основе чудесной силы бубна лежит "магия звука" (по выражению М. Элиаде), которая используется шаманами для отрыва от реальности с незапамятных времен. Скорее всего, именно магия звука является действительно первичным приемом духовного поиска для шаманов всего мира. Звук мог использоваться как по отдельности, так и вместе с танцем, что еще больше увеличивало создаваемый им эффект. В основе этого эффекта лежат два основных взаимодополняющих компонента: звучание и ритм.

     На ранних порах для экстаза хватало одного лишь звучания, поэтому в сфере использования шаманами долго преобладали струнные инструменты, первым из которых была, скорее всего, тетива лука, треньканье которой до недавнего времени использовали в своих ритуалах шаманы не только первобытных племен, но и народов с развитыми шаманскими традициями [Элиаде 1999:323]. Видны следы использования шаманами струнных инструментов и у угров.

     Но рвущегося струнного звука вскоре стало недостаточно. Все большее значение стал приобретать ритм. Это было связано, во-первых, с взаимодействием магии музыки и танца, в основе которого лежит ритм. Во-вторых, в связи с постепенным закостенением-стабилизацией человеческой психики, требовались все более и более агрессивные методы воздействия на сознание. В-третьих, все большее и большее значение приобретают церемониальные функции шамана, что ведет к необходимости поисков способов воздействия на сознание масс, а массовому сознанию был намного ближе и понятней агрессивный ритмичный бой, нежели мелодичный перебор струн. Так бубен стал основным орудием шаманов всего мира.

     Бубны легендарных аганских шаманов, когда-то творивших здесь свои чудеса, были слышны на десятки километров. Тогдашние шаманы могли при помощи своих бубнов даже летать. Бубны постоянно упоминаются местными информаторами в рассказах о реальных камланиях местных шаманов, которые еще помнят старики. Обрядность, связанная с бубном, и вера в его особую роль смогли здесь пережить кровавые годы репрессий и бездуховность последующих за ней лет. До сих пор на Агане существуют умельцы, способные сделать бубен с соблюдением всех ритуалов. Бой бубнов не стихает здесь по сей день.



Литература:

Кулемзин В. М. Шаманство васюгано-ваховских хантов (конец ХIХ-начало ХХ века) \\ Из истории шаманства. Томск, 1976. С. 3-154.
Элиаде М. Шаманизм. Архаические техники экстаза. М., 1999.

Источники:

Полевые материалы ИИА УрО РАН на р. Аган под руководством Е. В. Переваловой. 2002.
Полевые материалы ИИА УрО РАН на р. Б. Юган под руководством Е. В. Переваловой. 2003.


<< Назад